Предыдущая Главная Следующая

Пріобрѣсти Словарь





Предыдущая Главная Следующая


ПРЕДИСЛОВІЕ.

„Языкъ словъ есть одинъ изъ первыхъ и важнѣйшихъ актовь человѣческаго духа, и потому наука о языкѣ, изучающая то, что дѣлаеть человѣка человѣкомъ, изучающая то, что должно быть для него особенно дорого, должна представлять высокій интересъ для пытливаго ума“ (Русс. Филол. Вѣстн. 1897 г.).

„Берегите нашъ языкъ, нашъ прекрасный русскій языкъ, этотъ кладь, это достояніе, преданное намъ нашими предшественниками!.. Обращайтесь почтительно съ этимъ могущественнымъ орудіемъ; вь рукахъ умѣлыхъ оно въ состояніи совершать чудеса" (И. С. Тургеневъ, Сочин., изд. 1880 г., т. I, стр. 108).


Окончивъ съ помощію Божіею многолѣтній и весьма тяжелый трудъ по составленію полнаго церковно-славянскаго словаря 1) какъ новаго періода, такъ отчасти и древняго 2), со внесеніемъ въ него важнѣйшихъ и древне-русскихъ словъ, мы считаемъ теперь необходимымъ высказаться какъ о той




1) Здѣсь не излишне рѣшить вопросъ: „что такое церковно-славянскій языкъ? “ Чтобы быть краткимъ, мы скажемъ только слѣдующее. Церковно-славянскій, или старо-славянскій, или древне-болгарскій языкъ — тотъ языкъ, на который славянскіе первоучители, святые Кириллъ и Меѳодій, перевели съ греческаго важнѣйшія книги священнаго писанія и церковно-богослужебныя и который, послѣ ихъ кончины, сдѣлался литературнымъ языкомъ болгаръ, сербовъ, и русскихъ.

У балканскихъ славянъ, именно болгаръ, онъ нашелъ себѣ широкое употребленіе въ X вѣкѣ, при царѣ Симеонѣ. Въ это время, въ золотой вѣкъ болгарской письменности, на него было переведено значительное количество произведеній какъ духовной, такъ отчасти и свѣтской византійской литературы и, сверхъ того, на немъ было написано нѣсколько оригинальныхъ произведеній. Послѣ эпохи Симеона, около половины XII вѣка, церковно-славянскій языкъ, измѣнившійся подъ вліяніемъ живыхъ болгарскихъ говоровъ въ звукахъ, формахъ, словахъ, перешелъ въ такъ называемый средне-болгарскій языкъ. Въ своемъ новомъ видѣ онъ долгое время былъ употребляемъ для новыхъ переводовъ съ греческаго и для оригинальныхъ сочиненій, и значеніе литературнаго языка болгаръ было сохраняемо имъ до XVII етолѣтія.

Русскіе познакомились съ церковно-славянскимъ языкомъ очень рано. Уже первые русскіе христіане пользовались церковно-славянскими богослужебными книгами, какъ показываетъ, между прочимъ, папская булла 967 года, упоминающая о славянскомъ богослуженіи у русскихъ; древнѣйшіе дошедшіе до насъ письменные памятники русскихъ — переводы договоровъ съ греками кіевскихъ князей Олега 912 г. и Игоря 945 г.— написаны на смѣси церковно-славянскаго языка съ русскимъ, едва ли не священниками - болгарами, жившими въ Кіевѣ. Послѣ принятія христіанства всею Русью при святомъ Владимирѣ, церковно-славянскій явыкъ, съ болѣе или менѣе сильною русскою окраскою, сдѣлался русскимъ литературнымъ языкомъ и продолжалъ быть имъ въ теченіе многихъ столѣтій, почти до половины XVIII вѣка. Сверхъ того, значительное количество его звуковыхъ, формальныхъ и словарныхъ особенностей вошло въ языкъ русскаго образованнаго общества и вмѣстѣ съ тѣмъ въ современный русскій литературный языкъ.

Такимъ образомъ церковно-славянскій языкъ былъ въ теченіе цѣлаго ряда столѣтій общимъ литературнымъ языкомъ южнаго и восточнаго славянства. Онъ остается до сихъ поръ языкомъ богослуженія у всѣхъ православныхъ славянъ (а равнымъ образомъ у уніатовъ, и немногихъ католиковъ), и болгары, сербы, русскіе пользуются въ наши дни однѣми и тѣми же церковно-славянскими богослужебными книгами. (См. подробнѣе въ Фонетикѣ ц.-слав. языка проф. А. Соболевек.).

Къ этому мы добавимъ, что языки церковно-славянскій и нашъ русскій, какъ отдѣльныя нарѣчія, суть члены одного, общаго имъ славянскаго языка, который, въ свою очередь, вмѣстѣ съ языками индусовъ, персовъ, грековъ, римлянъ, кельтовъ, нѣмцевъ и литовцевъ, входитъ, какъ отдѣльный членъ, въ общій составъ языковъ индо-европейскихъ.

2) Церковно-славянское нарѣчіе дѣлится обынновенно на нѣскольно періодовъ, хотя ученые доселѣ не согласны въ, разграниченіи этихъ періодовъ.

Такъ, академикъ А. Востоковъ раздѣлялъ церковно-славянскій языкъ на три періода: древній, средній н новый. „Древній языкъ, говорить онъ, заключается въ письменныхъ памятникахъ отъ IX и за XIII столѣтіе. Онъ, непримѣтно сливается съ языкомъ среднимъ XV и XVI столѣтія, а за симъ